Вавилов открыл твердые сорта пшеницы

Обновлено: 11.04.2024

Советский ученый Н.Вавилов в свое время разработал и обосновал метод, по которому оказалось возможным определять центры происхождения растительных культур. Согласно проведенным им исследованиям выяснилось, что подавляющее большинство из известных культурных растений ведет свое происхождение всего из восьми очень ограниченных по площади основных очагов.

"Географическая локализация первичных очагов земледелия очень своеобразна. Все семь очагов приурочены преимущественно к горным тропическим и субтропическим областям. Новосветские очаги приурочены к тропическим Андам, старосветские - к Гималаям, Гиндукушу, горной Африке, горным районам средиземноморских стран и к горному Китаю, занимая в основном предгорные области. В сущности, только узкая полоса суши земного шара сыграла основную роль в истории мирового земледелия" (Н.Вавилов, Проблема происхождения земледелия в свете современных исследований").

И далее он пишет: "Тропики и субтропики представляют оптимум условий для развертывания видообразовательного процесса. Максимум видового разнообразия дикой растительности и животного мира явно тяготеет к тропикам. Особенно это наглядно можно видеть в Северной Америке, где южная Мексика и Центральная Америка, занимая относительно ничтожную площадь, включают больше видов растений, чем весь необъятный простор Канады, Аляски и соединенных Штатов, взятых вместе (включая Калифорнию)"

Т.е. культурное земледелие началось в наиболее благоприятных для земледелия районах тропиков и субтропиков, где жратвы и без того – бери – не хочу! С чего это туземцы бросили жевать свои кокосы и бананы и кинулись выводить злаковые культуры? И если до того они этим не занимались, с чего они взяли, что эти злаки, имеющие по паре хилых зерен на растение, когда-то смогут их прокормить, стоит только постараться и вывести новые сорта, научиться печь из них хлеб?! Кто это их надоумил?

Дальше еще смешней: культурные виды пшеницы начали впервые разводить в местах, где вообще до того никакая пшеница не росла – ни дикая, ни культурная ни твердых, ни мягких сортов!

"Вопреки обычным предположениям основные базы ближайших диких видов родов. не примыкают непосредственно к очагам концентрации потенциалов генов культурных пшениц, а находятся от них на значительном расстоянии.

Дикие виды пшениц. находятся главным образом в южной Сирии и северной Палестине, там, где состав культурных пшениц особенно беден. Сами эти виды, как показывают исследования, обособлены от культурных пшениц трудностью скрещивания. Это несомненно особые. виды" (Н.Вавилов, "Географическая локализация генов пшениц на земном шаре").

"Как возникли культурные пшеницы. как произошло это поразительное многообразие существующих видов культурных пшениц - на эти вопросы факт нахождения диких пшениц в Палестине, Сирии и Армении не отвечает. Во всяком случае ныне совершенно отчетливо выяснилось, что основные потенциалы признаков и генов культурных пшениц заключены в областях, далеких от Сирии и сев. Палестины, именно - в Абиссинии и у подножия Западных Гималаев" (Н.Вавилов, "Несколько замечаний к проблеме происхождения пшениц")

В общем, Вавилов доказал, что дикие виды пшеницы и каждый из видов культурных сортов возникли в удаленных друг от друга районах, и, более того, различие видов пшеницы заключено на глубочайшем уровне: пшеница-однозернянка обладает 14 хромосомами; "дикая" и твердые пшеницы - 28 хромосомами; мягкие же пшеницы имеют 42 хромосомы. Но даже между "дикой" пшеницей и твердыми сортами с одинаковым количеством хромосом оказалась целая пропасть.

"Наши опыты по скрещиванию дикой пшеницы с различными видами культурных пшениц, в том числе даже морфологически близкими. показали, что дикая пшеница. представляет собой особый. вид. Она характеризуется, как известно, 28 хромосомами, тем самым резко отличаясь от всей группы мягких видов пшениц, но, что особенно существенно, она представляет собой особый вид, отличаясь и от пшениц с 28 хромосомами" (Н.Вавилов, "Мировые центры сортовых богатств (генов) культурных растений").

Как известно и как подтверждает это профессионал - Н.Вавилов, добиться "простой" селекцией подобного изменения количества хромосом не так-то просто .

Однако весь характер распространения сортов пшеницы на земном шаре свидетельствует о том, что различие между ними существовало уже на самых ранних стадиях земледелия!

Говоря другими словами, сложнейшие селекционные работы (и в кратчайшие сроки. ) должны были реализовывать люди с деревянными мотыгами и примитивными серпами с каменными режущими зубьями. Представляете себе всю абсурдность такой картины?

Н.Вавилов приходит к выводу, что теоретически (подчеркнем - только теоретически . ) нельзя отрицать возможного родства, скажем, твердой и мягкой пшеницы, но для этого надо отодвигать сроки культурного земледелия и целенаправленной селекции на десятки тысячелетий назад. А к этому нет абсолютно никаких археологических предпосылок, поскольку даже самые ранние находки, не превышают по возрасту 15 тысяч лет, но уже обнаруживают "готовое" разнообразие видов пшеницы.

И вот теперь, в силу того, что традиционная наука кормит нас небылицами, которые не могут объяснить тех фактов, которые накоплены доказательной наукой, мы вынуждены прибегнуть к свидетельствам очевидцев, к преданиям о том, кто же мог вручить семена пшеницы и технологии ее выращивания и использования в пищу, кто, очевидно, и ворочал громадные каменные блоки в каменоломнях Египта.

Наши предки были абсолютно уверены в том, что все произошло по инициативе и под контролем богов, спустившихся с небес. Именно они (эти боги) положили вообще начало цивилизациям как таковым, предоставили человеку сельскохозяйственные культуры и обучили приемам земледелия.

Весьма примечательным является тот факт, что данная точка зрения на происхождение земледелия господствует абсолютно во всех известных районах зарождения древних цивилизаций.

В Мексику кукурузу принес великий бог Кецалькоатль. Бог Виракоча обучал земледелию людей в перуанских Андах. Осирис дал культуру земледелия народам Эфиопии (т.е. Абиссинии) и Египта. Шумеров приобщали к сельскому хозяйству Энки и Энлиль - боги, спустившиеся с небес и принесшие им семена пшеницы и ячменя. Китайцам помогали в освоении земледелия "Небесные Гении", а в Тибет "Владыки Мудрости" принесли фрукты и злаки, неизвестные до того на Земле.

Второй примечательный факт: нигде, ни в каких мифах и легендах, человек даже не пытается поставить себе или своим предкам в заслугу освоение сельского хозяйства.

P.S. Вместе с семенами культурных растений, чтобы знать сроки проведения работ, человечество получило точнейшие календари. Но, самое поразительное то, что связано с теми календарями.

Предсказания. Не могли древние сами генетически модифицировать дикие злаки, кто-то это сделал для них. Не могли они и создать календарей, в которых у них не было до того необходимости. Значит календари они получили вместе с семенами, и к календарям прилагались предсказания?! Если это так, то мы имеем предсказания не первобытных народов, а тех, кто все это им дал, и знал о мире неизмеримо больше, чем мы сейчас…

Кстати, что там говорят о конце света с окончанием календаря Майя? Знать бы точно когда тот календарь закончится.

Вверху, имеющий глаза, увидит вертолет для перевозки каменных блоков - у него есть выемка для их крепления

А вот его потомок, транспортный вертолет Сикорского, практически один к одному с древнеегипетским прототипом:

Дмитрий Коваленко

////////////////////////
В результате глобального исследования различных видов пшеницы Вавилов установил целых три независимых друг от друга очага происхождения этой культуры. Сирия и Палестина оказались родиной "дикой" пшеницы и пшеницы-однозернянки; Абиссиния (Эфиопия) - родиной твердых пшениц; а предгорья Западных Гималаев - центром происхождения мягких сортов пшеницы. В целом Вавилов однозначно приходит к выводу, что утверждение о родине пшеницы в Месопотамии или предположение о родине пшеницы в Центральной Азии не имеют никаких оснований, а ведь он - самый крупнейший специалист в этой области. Им было обнаружено, что различие видов пшеницы заключено на глубочайшем уровне: пшеница-однозернянка обладает 14 хромосомами; "дикая" и твердые пшеницы - 28 хромосомами; мягкие же пшеницы имеют 42 хромосомы. Но даже между "дикой" пшеницей и твердыми сортами с одинаковым количеством хромосом оказалась целая пропасть: из "дикой" нельзя получить твердую без специальных генетических изменений .
////////////////////////

специальные генетические изменения это спонтанная гибридизация некоторых видов плюс спонтанная полиплоидизация методом нередуцированных гамет вполне доступная людям ничего об этом незнающим.

просто путёма отбора.
тоже самое насчет естесвенных мутаций. например мутаций обеспечивающих меньшую осыпаемость колоса

Евгений Заика

Статья доказывает то, что человек начал заниматься земледелием, потому что "бухие" боги так сказали? это очень нестандартное решение)))

DELETED

Кто такой этот А.Скляров который эту статью написал!? Клаву у него забрать надо, чтоб в интернет не засирал. Что за презентация гипотезы, как будто это факт? Статья - пара-научная хрень. Для начала можно оставить генетику в стороне, потому что пусть он сначала географию, историю и этнологию подучит. Что этот дибилоид имеет ввиду, когда говорит: "Сирия и Палестина оказались родиной "дикой" пшеницы и пшеницы-однозернянки". Он что имеет в виду что пшеницы появись при римской империи, потому что римляне придумали сирию и палестину, после того как разграбили Израиль и изгнали евреев. Или он имеет в виду что она там появилась во время английского правления, когда сирия и палестина была мандатным регионом англии?? Сирия стала страной с чёткими границами, когда англичане их провели и сделали из неё страну. В османском рейхе, эти границы проходиле иначе. Палестина же некогда небыла страной и некогда неимела чётких границ. Это долбанный табор который находится на тереторрии независимого государства Израиль. Кто считает по другому, иди учить историю, как прошлого, так и современности. Так какого хрена такая неточность. Может он ещё GPS-Координаты скажет? Что за пара-научный долбоизм? Родиной дикой пшеницы является БЛИЖИЙ ВОСТОК, и там начали её культивировать примерно 10 000 лет назад, в европе где то 7 000 лет назад. А намёки на то что для полиплоидизации нужна лаборатория и в природных условиях это невозможно, ещё больший бред. Стоит хромосомам один раз неразделится из 2n уже получается при следуйщем делении клетки 4n. И так далее. Что здесь сложно то понять?

Николай Чеглов

Андрей Скляров

Миф — реальность или выдумка?

Слова, которые мы используем в жизни, не являются чем-то раз и навсегда заданным и застывшим на века в своем значении. Наоборот, смысл, который вкладывается в конкретный термин, способен изменяться очень сильно с течением времени.

Казалось бы, что такая изменчивость слов — довольно очевидный факт, примеры которого практически любой при желании может найти достаточно легко. Однако про этот очевидный факт мы почему-то иногда забываем, что порождает определенное непонимание и порой даже серьезную путаницу.

История реальной науки показывает, что не только может, но и действительно ошибается. Причем не так уж и редко. Скорее даже можно говорить о том, что ошибки — вполне нормальное и естественное состояние науки. Другое дело, что она способна выявлять и исправлять эти ошибки, меняя варианты и версии объяснения наблюдаемых фактов.

Даже из самых общих соображений ясно, что историческая наука ничем особенным от других дисциплин в этом плане отличаться не должна. Однако довольно часто приходится сталкиваться с тем, что профессиональные историки занимают совершенно иную позицию — дескать, у нас-то никаких серьезных ошибок нет, да и быть не может. И чаще всего приводимые ими аргументы для обоснования такой позиции сводятся к двум основным утверждениям.

Вроде бы логично…

Но кто сказал, что невозможно получение корректных результатов на базе несовершенных или даже ошибочных гипотез.

На протяжении весьма длительного периода считалось, что тепло передается от одного физического тела к другому благодаря перетеканию некоей субстанции, которую называли теплородом. Теория теплорода, в которой мало кто тогда сомневался, позволила успешно развиваться целой области физики, которая ныне носит название термодинамики. И все-таки на некотором этапе ученые отказались от отдельной субстанции, перейдя от теплорода к тепловому движению молекул. Ошибочное базовое предположение ушло, а практически все значимые выводы термодинамики остались, и мы пользуемся ими до сих пор.

Так что далеко не всегда, как оказывается, корректный результат можно получать на основе только лишь правильного базового положения…


Долгие годы и века считалось, что ботаника занимается каталогизацией растений. Были открыты и описаны многие тысячи видов растений и сортов одного и того же вида. Но все это было просто огромным справочником, в котором уже трудно было разобраться. Нужен был поистине всеохватный ум, чтобы найти в отдельных образцах сравнительные сходства и несходства, структурировать этот хаос. И это сделал Вавилов Николай Иванович – советский генетик, растениевод, географ, создатель современных научных основ селекции, учения о мировых центрах происхождения культурных растений, их географическом распространении. Николай Вавилов открыл такой же фундаментальный закон биологии, каким является для химии периодическая система Менделеева. Выведенный Вавиловым закон гомологических рядов (рядов подобия) впервые установил закономерность в хаосе растительного мира, позволив предсказывать появление новых видов.

Другое величайшее открытие Николая Вавилова — теория иммунитета растений, без которой сегодня не обходится ни один селекционер в мире. Вавилов объездил полмира в поисках мест происхождения культурных растений, собрав в итоге уникальную коллекцию семян и клубней. Даже если бы исчезли все пищевые растения в мире — растениеводство можно было бы восстановить по этой коллекции.

Отец хотел видеть сына коммерсантом, поэтому отдал его в коммерческое училище, где он увлёкся естествознанием. В саду за домом вместе с братом Сергеем он оборудовал лабораторию.

В 1912 г. он женился и вместе с женой в 1913 г. отправился в командировку в Англию для знакомства с последними достижениями мировой науки. Выполнив намеченный план, Вавилов посещает Францию , Германию . Последним пунктом заграничной командировки была Германия , Иена, лаборатория известного биолога-эволюциониста Эрнста Геккеля , пропагандировавшего идеи Дарвина. Начавшаяся первая мировая война заставила его вернуться на родину.


Николай Вавилов был женат дважды. Первая жена (с 1912 по 1926 год) — Екатерина Николаевна Сахарова - Вавилова (1886—1964). Они вместе учились в институте, вместе проходили практику на Полтавщине. Катя родилась и воспитывалась в семье сибирского купца. Мечтала, едва ли не с детских лет, стать агрономом. Молодые поселились в одном из двух флигелей отцовского дома. Свадебного путешествия не было. Молодой супруг уже установил для себя свой, вавиловский режим. Его редко видели в уютном флигеле на Средней Пресне. Лишь по ночам, почти до рассвета, светилось его окно. В этом браке в 1918 году родился первый сын Николая Вавилова — Олег (1918—1946), который впоследствии закончил физический факультет МГУ , защитил кандидатскую диссертацию, но вскоре после этого погиб при альпинистском восхождении на Кавказе.

Екатерина Николаевна , с которой прожил он около пятнадцати лет, осела с сыном Олегом в Москве , у родных, Вавилов — в Петрограде. Со стороны казалось, что дело только в отсутствии удобной квартиры. Но квартиру директор института получил, а Екатерина Николаевна не спешила расстаться со столицей. Современники вспоминают о Сахаровой как о женщине умной, образованной, но суховатой и чрезвычайно властной. Образ жизни Вавилова раздражал Екатерину Николаевну . Николай Иванович приехал. Николай Иванович снова уезжает. Николай Иванович навел полный дом гостей и толкует с ними до глубокой ночи. Никогда не известно, сколько в семье денег: профессор одалживает сотрудникам различные суммы и при этом не считает нужным запомнить, сколько дает и, главное, кому… Так Екатерина Николаевна жить не могла. А Николай Иванович по-другому не умел. Несколько лет длилось какое-то подобие семейных отношений. Деликатный по природе, Вавилов старается не допустить разрыва. Заботится, чтобы семья имела все необходимое, засыпает сына подарками, на лето забирает Олега в Детское Село. Получает приглашения и Екатерина Николаевна , но, как правило, покинуть Москву отказывается.


Елена Ивановна , первая аспирантка профессора Вавилова , коренная волжанка, саратовка из строгой религиозной семьи, преодолевая отцовский запрет, уехала в Питер с первой же группой саратовских сотрудников Николая Ивановича . Елена Ивановна была биологом, культурной, тихой и скромной женщиной, на редкость преданной мужу, стала доктором сельскохозяйственных наук. В этом браке родился (1928) второй сын Николая Вавилова , Юрий. Вавилов был внимателен к обоим сыновьям. Со старшим, Олегом, переписывался, даже находясь в путешествиях. После гибели отца Олега и Юрия опекал их дядя Сергей Иванович . Оба получили университетское образование, оба стали физиками. Юрий — физик-ядерщик, доктор физико-математических наук, впоследствии много сделавший для поиска и публикации сведений об отце.

В 1913 году Вавилов был направлен за границу для завершения образования. Во Франции в фирме Вильморенов он знакомился с новейшими достижениями селекции в семеноводстве, в Йене ( Германия ) работал в лаборатории Эрнста Геккеля , а в Мертоне ( Англия ) — до 1914 года в генетической лаборатории Института садоводства имени Джона Иннеса под руководством одного из крупнейших генетиков того времени профессора Уильяма Бейтсона , где продолжил исследование иммунитета хлебных злаков, и в лаборатории генетики Кембриджского университета у профессора Реджиналда Паннета.


В 1915 году Николай Вавилов начал заниматься изучением иммунитета растений. Первые опыты он проводил в питомниках, развёрнутых совместно с профессором С. И. Жегаловым . В этом же году Вавилов сдал магистерские экзамены, но магистерской диссертации не защищал.

В 1917 году Вавилов был приглашён возглавить кафедру генетики, селекции и частного земледелия саратовских Высших сельскохозяйственных курсов и в июле переехал в Саратов . Екатерина Николаевна переехала с сыном к мужу в Саратов в 1919 году, когда Николаю Ивановичу предоставили, наконец, квартиру.

Его отец не признал новую власть, решив, что ни он ей не нужен, ни она ему не нужна. Собрал чемоданы, с которыми некогда ездил на ярмарки, да и отбыл в Болгарию . Только в 1926 году Николай Иванович уговорил отца вернуться, и сразу увез его к себе в Ленинград .


Эту монографию Вавилов готовил в качестве магистерской диссертации, однако защищена она не была, поскольку в октябре 1918 года была отменена система учёных степеней.

Спустя год после Саратовского съезда Вавилов выступил с изложением Закона гомологических рядов на Международном конгрессе по сельскому хозяйству, проходившем в США . За океаном открытие советского профессора произвело сильнейшее впечатление. Портреты Вавилова печатались на первых страницах газет. После съезда Вавилову удалось поработать в лаборатории крупнейшего генетика Генри Моргана , знаменитого своей теорией наследственности.

Верный своему обыкновению продолжать работу в любых обстоятельствах, Николай Иванович еще на пароходе, по пути в Америку, начал излагать Закон гомологических рядов по-английски. На обратном пути он завершил ее и, сделав остановку в Англии , передал рукопись Бэтсону. Одобрив работу, тот рекомендовал её к печати, и она вскоре была издана типографией Кембриджского университета отдельной брошюрой.


Родственные виды и роды, гласит сформулированный Вавиловым закон, благодаря сходству их генотипов, в значительной мере повторяют друг друга в своей изменчивости. В близкородственных видах растений разные формы и разновидности образуют соответствующие друг другу ряды.

Вавилов признавал значительную роль внешней среды в эволюции растений. Но первостепенное значение он придавал внутренним особенностям самого растительного организма; пути эволюционного развития зависят, прежде всего, от природных возможностей самого организма. В эволюционном развитии организмов нет хаоса, как это может показаться. Несмотря на ошеломляющее многообразие форм живого, изменчивость укладывается в определенные закономерности. Вавилов предпринял смелую и вполне удавшуюся попытку вскрыть эти закономерности, приподняв еще одну из завес, скрывающих тайны природы.

В начале 1921 года Вавилова вместе с группой сотрудников приглашают в Петроград, где в Царском Селе он организует Всесоюзный институт растениеводства.


В 1922 году в Голландии Вавилов встретился с Гуго де Фризом (основателем мутационной теории). Ознакомившись с научными изысканиями Де Фриза, Вавилов , вернувшись в Россию , выступил за вовлечение науки в создание сортовых ресурсов страны, продолжил расширение Отдела прикладной ботаники, стремясь превратить его в крупный центр сельскохозяйственной науки, приглашал учёных из других городов. Работа была направлена на выявление мирового разнообразия культурных растений с целью его дальнейшего использования для нужд страны. В 1923 году Вавилов был избран членом-корреспондентом АН СССР в отделение физико-математических наук (по разряду биологическому).

В 1920 - 1940 г.г. Вавилов организовал экспедиции в Хивинский оазис, Грецию , Италию , Португалию , Испанию , Алжир , Тунис , Марокко , Египет , Палестину , Сирию , Эфиопию , Иран , Афганистан , Японию , Корею , в страны Америки, причём многими из них он сам и руководил.

Вавиловым было установлено, что в Эфиопии находится центр происхождения твёрдых пшениц. Его экспедиции открыли новые виды дикого и культурного картофеля. В результате изучения различных видов и сортов растений он установил очаги формообразования, или центры происхождения культурных растений. Открытые Вавиловым закономерности географического распределения видового и сортового состава в первичных очагах и расселения растений из этих очагов облегчают поиски необходимого растительного материала для селекции и экспериментальной ботаники.


Под руководством Вавилова была создана мировая коллекция культурных растений, насчитывающая более 300 тыс. образцов. Сотрудники Вавилова в годы войны совершили подвиг, сохранив в блокадном Ленинграде уникальную коллекцию. Умирая с голоду, воюя с крысами, они не просто охраняли коллекцию, но и работали с ней.

Вавилов пережил много опасных приключений. В Ираке (1916г), когда он собирал дикий лён, его заподозрили в шпионаже и арестовали. В том же году на Памире при переходе по шаткому мосту сорвалась в пропасть лошадь, навьюченная собранными материалами и дневниками Вавилова (с тех пор он всегда разделял на две части собранные семена). В 1926 г. в Сахаре потерпел аварию самолёт, на котором он летел. Вавилов всю ночь отгонял грозно рычавшего льва. В 1927г. на караван напали разбойники. Вавилов проявил свои дипломатические способности и сумел откупиться. В одной из экспедиций его палатка была атакована огромным количеством скорпионов и фаланг. Вавилов догадался вынести из палатки фонарь - ядовитые существа покинули палатку. В 1926 г. он едва не погиб в Сирии под пулями арабских повстанцев. За храбрость, проявленную в 1924г. в путешествиях по Афганистану , Вавилов был награждён золотой медалью имени Пржевальского "За географический подвиг".

Вавилову в путешествиях помогали знание двух десятков иностранных языков и умение находить общий язык с самыми разными людьми. Он переписывался с учёными 93 стран.


Вавилов часто повторял: "Жизнь коротка, надо спешить". Он отличался огромной работоспособностью, мог работать по 18 часов в сутки. Во время заграничных командировок он задавал на селекционных станциях такой темп работы, что после его отъезда сотрудникам давали недельный отпуск.

Современники вспоминали, что Н. Вавилов был весёлым, подвижным, походка у него была лёгкая, быстрая. Несмотря на то, что он всегда куда - то бежал, он легко и останавливался. Притом, остановившись на всём ходу, мог долго проговорить со встречным, забывая обо всём. Сотрудники привыкли ловить его на лету. "На лету" же он решал порой и трудные проблемы.

Когда знакомые удивлялись его неутомимости, он отшучивался: "У меня ген такой - не спать - от мамаши". Он работал постоянно, а когда работать было нельзя, сразу старался уснуть. Спал он крепко даже в невероятных условиях.

Н. Вавилов появлялся в институте часов в десять. До этого он успевал поработать дома. Быстро проходил в библиотеку за новыми поступлениями, потом стремительно шёл к себе в кабинет. В "предвавильнике", так шутливо называли приёмную, как правило, уже толпились люди. Для него не существовало никаких различий по занимаемому положению. Он всех звал по имени и отчеству, причём никогда при этом не ошибался. В доме на Мойке, где находился институт растениеводства, царила атмосфера доброжелательности. Вавилов умел радоваться успехам других, любил шутку, создавал вокруг себя атмосферу творческой лёгкости. Он не писал приказов о взыскании, считая, что приказной режим в науке непригоден.

Много внимания Вавилов уделял продвижению земледелия в неосвоенные районы Севера, полупустынь и высокогорий. По его инициативе стали выращивать новые ценные культуры: джут, тунговое дерево, многие эфирномасличные, лекарственные, дубильные, кормовые растения.


Вавилов создал школу растениеводов, генетиков и селекционеров. " Николай Иванович - гений, и мы не сознаём этого только потому, что он нам современник", - сказал о Вавилове Д.Н. Прянишников.

Заслуги Вавилова были отмечены многими наградами, он избирался почётным членом многих академий и обществ. За научно-исследовательские работы в области иммунитета, происхождения культурных растений и открытие закона гомологический рядов Вавилову была присуждена премия им. В.И. Ленина (1926г.). В 1968 г. учреждена золотая медаль его имени, присуждаемая за выдающиеся научные работы и открытия в области сельского хозяйства.

Активная практическая, научно-организаторская и общественная деятельность Вавилова способствовала выдвижению его в 1926 году в состав Центрального исполнительного комитета СССР, а в 1927 году — Всероссийского Центрального Исполнительного Комитет. При этом Вавилов был беспартийным.

Длительное отсутствие научного руководителя, вызванное проведением экспедиции в страны Средиземноморья, в которой Вавилов пробыл с июня 1926 по август 1927 г., привело к определённому росту бюрократических тенденций в руководстве институтом, росту центробежных устремлений, к критике избранных исследовательских направлений, к упрёкам в отрыве от практики. Встревоженный этими нежелательными в деятельности научного учреждения проявлениями Н. И. Вавилов ставит вопрос об отходе от руководства институтом. Его просьба не была удовлетворена.


В 1929 году Вавилов был избран действительным членом АН СССР и одновременно академиком Всеукраинской академии наук, назначен президентом Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина (ВАСХНИЛ), организованной на базе Государственного института опытной агрономии, который Вавилов возглавлял с 1923 г. Здесь он направил свою энергию на организацию системы научных институтов сельскохозяйственного профиля.

За первые три года работы Вавилова на посту президента ВАСХНИЛ были созданы институты зернового хозяйства на Северном Кавказе, в Сибири, на Украине и юго-востоке европейской части страны, появились институты овощного хозяйства, плодоводства, прядильных лубо-волокнистых растений, картофельного хозяйства, риса, виноградарства, кормов, субтропических культур, лекарственных и ароматических растений и другие — всего около 100 научных учреждений. Всесоюзный институт растениеводства стал одним из головных институтов новой академии.

В 1931 году Вавилов возглавил Всесоюзное географическое общество и оставался в должности его президента до 1940 года. Крупнейший знаток хлопка американец Сидней Харланд, несмотря на слабое здоровье, приехал в 1933 году в СССР и объехал вместе с Вавиловым хлопкосеющие районы страны. Его доклад наркому земледелия СССР помог перестроить на новых началах советское хлопководство.

Трагедия Вавилова была частью трагедии эпохи. Травля Вавилова началась уже внутри Всесоюзного института растениеводства. Наука пополнялась людьми с очень слабой подготовкой, которые научные знания заменяли идеологической агрессией. Началась эра политических доносов.


В марте 1939 года на приеме у Сталина Лысенко дал ясно понять, что Вавилов является помехой в его деятельности на пользу социалистическому хозяйству. Ему удалось вызвать недовольство Сталина , а присутствовавший при этом Берия сделал соответствующие выводы. Судьба Вавилова (а в большой степени — и советского сельского хозяйства, и биологии в целом) была решена.

Очередной VII Международный Генетический конгресс намечалось провести в Москве . Однако действия сторонников Лысенко и советских властей, которые открыто вмешались в составление научной программы конгресса, привели к тому, что Международный комитет по организации конгресса принял решение перенести его в другую страну.

Читайте также: